,
Новости от наших партёнров
Наш опрос
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое


Показать все опросы
Все новости
» » Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру


Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру

  • 2 декабря 2022 |
  • 14:12 |
  • Комментарии: 0

Ах, Одесса, ты знала много горя…

Захватившие Одессу оккупационные власти киевского бандеровского режима решили снести памятник основательнице города — Екатерине Великой. И это на самом деле очень символичное и глубоко закономерное решение. Закономерное потому, что выявляет сущность украинского национализма.

Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру

Сущность распоясавшегося, обнаглевшего от безнаказанности хама, получившего наконец-то возможность, якобы благовидный предлог открыто выплеснуть свою зависть-ненависть ко всему высокому, благородному, к подлинной культуре и настоящей большой истории. Выплеснуть то, что Ницше назвал ресентиментом — моралью рабов.


Рабов не по правовому статусу, а по сути, по натуре. Тех, для кого главная страсть — опорочить, разрушить, уничтожить всё, что не вмещается в их узкий, примитивный мирок, недоступно их недоразвитому сознанию и в силу своего величия, благородства, изящества подчёркивает-оттеняет ничтожество их рабских, хамских натур. И потому мешает им предаваться тупому самодовольству, вызывает неконтролируемое раздражение и полуживотную злобу.

Такие рабы-хамы при виде изящной фарфоровой вазы в захваченном ими дворце испытывают жгучее желание насрать в неё. И, если над ними не занесён кнут, обязательно сделают это. Они получают удовольствие, если предоставляется возможность публично надругаться хотя бы над изображением великого человека, его портретом, а лучше памятником ему.

Так хамы самоутверждаются, пытаются изжить, спрятать от самих себя свой комплекс неполноценности. Поэтому укрохамы-бандеровцы, захватившие Одессу, и хотят разрушить памятник Екатерине. Российское СВО для них только повод, позволивший наконец-то сделать то, чего давно требовала мелкая нечистая душонка русофобствующих недоумков. Настоящая причина — именно в неизбывно хамской психологии украинского национализма.

Этот же комплекс укрохамства, кстати, является и подлинной причиной борьбы «за ридну мову». Борьбы, которая ведётся с агрессивной злобой и ненавистью, не творчески, не посредством создания высокохудожественных произведений, которые хотелось бы читать людям и которые действительно могли бы способствовать развитию украинского языка, а посредством запретов, насильственного вытеснения русского языка и русской культуры.

И закономерно, что такая хамская борьба своим реальным результатом имеет не мнящийся кому-то долгожданный, но всё никак не наступающий расцвет «украинского языкознания», а повальное распространение нецензурной брани, становящейся, похоже, характерной отличительной чертой современной украинской «народной лексики».

Да и «декоммунизация по-украински» тоже во многом является следствием комплексов хуторского сознания и тоже по-хамски, очень хитро проводится. От настоящего советско-коммунистического наследия — территориальных подарков Ленина — Сталина — Хрущева — отказываться не собираются, напротив, что называется, зубами держатся, готовы горло перегрызть.

Причём это касается не только собственно русских земель, но и бывших территорий Польши, Венгрии, Румынии. Страны эти, хоть и не «клятые москали», а вроде даже, наоборот, «европейские партнёры», но и им от «щирых украинцев» — «дулю». В общем, всё по известному жлобскому правилу «что упало — то пропало». Зато с упоением города и улицы переименовывают, памятники сносят. И убытку нету, и «мораль» блюдут — как говорится, дёшево и сердито.

Но вот снос памятника Екатерине Великой декоммунизацией никак не объяснишь (подобным как раз именно большевики занимались). В коммунистической партии она не состояла и ответственности за какие бы то ни было действия «путинского режима» она, очевидно, тоже не несёт. Так почему уничтожают памятник ей, основательнице Одессы? В чём дело? Что, не в рабской психологии укрохамов-бандеровцов, получивших возможность безнаказанно глумиться над тем, что выше, благороднее их, что никогда не будет им доступно и что они могут только разрушать?

Что, у кого-то есть другой ответ? Тогда, может быть, объяснят заодно и то, почему гадят на памятник Пушкину, установленный одесситами? Потому что Пушкин — великий русский поэт, а укробыдло решило, что украинскому народу хватит и виршей Шевченко? И одесситам тоже?

Но Одесса неслучайно крупнейший город, столица Новороссии. Она была, есть и будет не украинским, а многонациональным городом русской культуры. Родной язык одесситов — русский. В этом мог убедиться каждый, кто когда-либо бывал в Одессе, даже в годы после «майданной революции», когда на неё началось уже открытое, с применением насилия нашествие укрохамов. Одессу не вырвать, не вырезать из русской культуры. Так же как и русскую культуру в Одессе можно уничтожить только вместе с самой Одессой, с её духовной индивидуальностью и неповторимым культурным колоритом.

Одессу строили Суворов, Екатерина и Потёмкин. Император Александр II открывал её знаменитый центральный парк и лично посадил первый дуб в нём. Этот город-герой защищали советские солдаты. Одессой вдохновлялись Пушкин, Бунин, Куприн, А. Н. Толстой, Паустовский, Высоцкий. В ней бывали Жуковский, Гоголь, Островский, Достоевский, Чехов, Ахматова. Одесса стала родиной целой (южнорусской) школы в русской литературе. Это известные всем читающим имена — И. Ильф и Е. Петров, В. Катаев, Ю. Олеша, И. Бабель, Э. Багрицкий. Что, их тоже припишут к «украинской литературе»? Или попытаются стереть память о них у одесситов?

А знаменитый одесский юмор — его тоже будут украинизировать? Отказался же комик Зеленский, став президентом, от своего родного языка, так сказать «самоукраинизировался». Может быть, он теперь захочет (ведь бывших комиков не бывает, комиками рождаются, а не становятся) новый одесский анекдот сочинить. Типа: «Дарагия украинци, превратим Одессу в город образцовой украинской культуры». Что, кто-нибудь скажет, что это не смешно? Вряд ли — как раз чистый анекдот и получается, потому что «украинская Одесса» — это оксюморон, соединение несоединимого, что-то вроде «деревенского небоскрёба» или «интеллигентного укрохама».

Собственно, именно это и доказывается решением о сносе памятника Екатерине и осквернением памятника Пушкину. Эти действия являются глубоко символичными, потому что символизируют, прямо-таки кричат о несовместимости-несоединимости Одессы и нынешнего украинского бандеровского режима, наглядно демонстрируют его оккупационный характер по отношению к Одессе и настоящим, не «понаехавшим», точнее не понавезённым, одесситам.

Разрушая и оскверняя одесские памятники, укрохамы на деле показывают, что в действительности воспринимают Одессу как чужой город. Город, который совершенно чужд им, их «шматосало-горилочной культуре», их психологии, образу жизни, их поведенческим стереотипам. Поэтому они и ведут себя в нём как оккупанты (собственно, по сути, они ими и являются) — разрушают не ими созданную жемчужину у моря, прикрывая свои хамские комплексы хамской же русофобией.

И не надо надеяться, что «это само пройдёт». Хамство само собой не проходит. Его может прекратить только плётка. Поэтому укробыдло необходимо остановить. И не только в Одессе, в которой они пока не разобрали Потёмкинскую лестницу — она ведь им тоже велика, не по размеру и глаза колет как вражеский памятник имперской России. Их надо остановить по всей Украине, пока они ещё не сели окончательно на шею украинскому народу и не столкнули его в бездну децивилизации и самоуничтожения, не превратили всю украинскую землю в Дикое поле.

А памятник Екатерине в Одессе будет стоять всегда. Его не «демонтировать» и не упрятать в «музеи». Он не по зубам укрохамам — подавятся. Потому что этот памятник — сама Одесса.

Сергей Иванов

Мнение из Нью-Йорка:


Одесса там больше не живет


Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру

Был в Российской империи невероятный город. Единственный в своём роде. В этом городе всё было перемешано в мажорном ключе: мягкий солнечный климат, близость моря, удачное сочетание народов, деловая предприимчивость и, конечно же, юмор. Можно сказать без преувеличения, что Одесса была мировая столица юмора.

Одним из ярких компонентов города были евреи. Их шуточки, их акцент: «Я имею вам кое-что сказать…», их лёгкость общения создавали особый язык, который лингвисты даже называют одесским языком. Евреи придавали (к сожалению, повторяю, есть основания писать в прошедшем времени) этому городу особое очарование, особый шарм. Я встречал одесситов и в Москве, и в Германии, и в Израиле, и в Нью-Йорке. Они в XXI веке разъехались по всему миру. Их невозможно перепутать с жителями других городов. Научиться говорить на одесском языке, если не родился в Одессе, непросто.

Немного истории

Одесса (название от греческого города Одессос) была основана в конце XVIII века по предложению А. Суворова после победной русско-турецкой войны. Тогда же евреи получили здесь право на жительство. Из 783-х первых жителей города евреев было 240. Примерно одна треть. Город строился под руководством героя войны легендарного адмирала И. Дерибаса: «На Дерибасовской открылася пивная…» и к концу XIX века Одесса уже стала четвёртым по величине городом в Российской империи после Санкт-Петербурга, Москвы и Варшавы. Примерно треть жителей по-прежнему составляли евреи.

Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру

Одесский оперный театр
Во главе Одессы в разные годы стояли разные правители. При Ришелье приезжие иностранцы называли город, не объясняя причин, «республикой жуликов». Не оттуда ли Остап Бендер, турецко подданный? В правление Ришелье от чумы умер каждый восьмой житель города. При Ланжероне получили активное развитие торговые отношения. При графе Воронцове численность населения увеличилась от 35 до 90 тысяч (треть евреи). При Строганове во время Крымской войны (1853-86 гг.) город подвергся морской осаде. В течение XIX века, несмотря на значительное количество евреев, Одесса часто подвергалась погромам. Только в погром 1905 года были убиты более 400 евреев.

Особенно быстро закрутился калейдоскоп смены власти после Февральского и Октябрьского переворотов: независимая советская республика, немцы и австрийцы, Центральная Рада, Украина, Петлюра, белогвардейцы, французы, атаман Григорьев и, наконец, начиная с февраля 20 года, — советская власть. В тот год, как бы поддерживая новую власть, даже картинно проехались по городу в канотье и тельняшках бандиты Мишки Япончика.

Известные евреи Одессы

Таких, если даже не учитывать того же Мишку Япончика или Соньку Золотую ручку, было на протяжении истории Одессы очень много. Перечислю вне хронологии некоторых, наиболее известных.

Владимир (Зеэв) Жаботинский

Один из лидеров и основателей сионистского движения. Во время Первой мировой создал Еврейский легион, а также основал военизированные организации «Бейтар» и «Иргун». Из его изречений мне больше всего по душе: «В качестве одного из первых условий равноправия требуем признать за нами право иметь своих мерзавцев, точно так же, как имеют их и другие народы».

Леонид (Лазарь) Утёсов (Вайсбейн)

Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру

Любимый советский певец. Посвятил жизнь эстраде, театру, кино. Основатель джаза Утёсова. Сыграл главную роль в кинокомедии «Весёлые ребята», где принимал участие и его джаз.

Михаил Жванецкий

Лучший российско-еврейский сатирик ХХ века, которого нам сегодня очень не хватает, тоже родился и провёл детство и молодые годы в этом удивительном, причерноморском городе. Долгие годы выступал с одесситами Карцевым и Ильченко, а позже как ведущий передачи «Дежурный по стране», которого евреи любовно называли «Дежурный ребе». При этом, как ни удивительно, всенародная слава соседствовала у Михаила Михайловича с полуподпольными выступлениями. Что-то вроде Высоцкого. Потому что невозможно было в советские идеологизированные времена открыто критиковать власть и одновременно быть официально разрешённым.

Давид Курлянд

Не могу не вспомнить и легендарного одессита, который стал прототипом сотрудника уголовного розыска Одессы послевоенного времени Давида Гоцмана (боевого офицера во время Великой Отечественной войны) в полюбившемся нам фильме «Ликвидация».

Мои знакомые одесситы

Укрохамы в Одессе — оккупанты, уничтожающие культуру

Пётр Столярский
Одесса воспитала немало великих музыкантов, особенно скрипачей. Почти все они ученики Петра Абрамовича Столярского и учились в школе его имени. Или как говорил сам Пётр Абрамович на «одесском» языке: «Школа имени мене». Такое имя школе ещё при жизни Столярского пожелал дать сам «Великий друг детей» (как говорил Пётр Абрамович («шишка из Москвы»), когда в 1938 на Международном конкурсе скрипачей им. Изаи в Брюсселе случилось невероятное: все первые четыре места завоевали советские музыканты: Давид Ойстрах, Елизавета Гиллельс, Борис Гольдштейн, Михаил Фихтенгольц. И все ученики педагога этой школы. Страна, известная на Западе как "страна ГУЛАГа, страна нарушения прав человека", неожиданно приобрела благодаря чудо-педагогу из Одессы новый имидж.

В годы обучения в институте им. Гнесиных я был знаком с бывшим одесситом, лауреатом того брюссельского конкурса, профессором Михаилом Фихтенгольцом. Конечно, где профессор и где студент. Но я подружился с его дочкой-однокурсницей, бывал в их доме и часто расспрашивал Михаила Израильевича о его учителе. То, что он рассказал, меня поразило. Такое могло случиться только в Одессе. Пётр Абрамович садился у песочницы, где играли дети, наблюдал за ними и иногда предлагал испуганной мамаше: «Я Столярский. Приводите ребёнка в мою музыкальную школу. Я сделаю из него скрипача». Цепочка замкнулась: удивительный город — удивительные люди — удивительные судьбы. В рамках статьи уместно упомянуть, что и гениальный учитель и гениальные ученики евреи.

«Второй Столярский»

В семидесятые годы я познакомился с другим удивительным одесситом, которого можно назвать вторым Столярским. Я работал учителем в московской музыкальной школы. Был заведующим струнным отделом. Однажды после уроков ко мне в класс заглянул средних лет мужчина в потрёпанной куртке и с порога заговорил почти по-одесски: «Могу я вам кое-что сказать и кое-что показать». — «Заходите», — удивился я такому вступлению. Мужчина вошёл не один, а с тремя детьми — мальчиком лет восьми и двумя девочками постарше. Все со скрипками.

Мужчина представился: «Лазарь Абрамович, учитель по скрипке. У Вас найдётся пару минут?» — «Да». — «Поиграй, Машенька». Одна из девочек достала скрипку и сыграла «Цыганские напевы» Сарасате. Пьесу высокой технической трудности. Сыграла ярко, свободно, что называется, по-взрослому. Потом с таким же блеском сыграли и другие дети.

Такого я не ожидал. Это был уровень не обычной музыкальной школы, а, в лучшем случае, ЦМШ (Центральной музыкальной школы при консерватории для одарённых детей). Но особенно невероятной показалась мне история, которую потом рассказал Лазарь Абрамович.

— Я окончил три курса Одесского музыкального училища. Потом случилась беда. — Мужчина показал левую руку, на которой не хватало фаланги среднего пальца и добавил, улыбаясь, — не режь огурцы слишком быстро. Так что диплома, как вы понимаете, не получил и переехал в Подмосковье, где уже почти 10 лет живу в маленьком доме (остался от мамы) и учу детей частным образом на скрипке. На это и живу. Можно на такие деньги жить? —спросил он как-то по-одесски. — Нет, конечно. Но, как видите, живу.

— Мне, Лазарь Абрамович, очень понравилось, как играют ваши ученики. Очень. Но зачем вы мне их показали? — спросил я. — Что я могу для вас сделать?

— Я бы хотел работать педагогом в этой музыкальной школе. Вы не могли бы порекомендовать меня директору?

— Почему именно в этой? — Потому что она ближе всего к станции по Киевской железной дороге, где я живу.

— Хорошо. Подождите с детьми здесь. Я попробую.

К счастью, директор была на месте.

— Как вы себе это представляете, Лев Рувимович? — взволнованно, со всей силой армянского темперамента обрушилась она на меня. — При первой же проверке будет уволен не только Ваш протеже, но и я сама!»

— Мне нечем было ей возразить.

Заключение

Так как же получилось, что исчезла та Одесса, которая была не только столицей юмора, но и родиной многих талантливых музыкантов, писателей, артистов, художников, комиков? Куда исчезли одесские дворики с развешанным бельём, запахом жареной рыбы, бегающими детьми, мужчинами, играющими в домино, и криками женщин с балконов: «Моня, сейчас я тебе сделаю скандал, и всем будет весело». Куда исчезли со знаменитого Привоза фразы типа: «Помидоры уже хорошие или позже дешевле будут?». Или диалоги у сапожника: «Ну и на когда вам нужны эти туфли?» — «На уже».

Недавно побывавшая в Одессе приятельница из Москвы, которая и в «доперестроечные» времена часто бывала в городе у Чёрного моря, подтвердила, что это сегодня другой город. Одесский язык на исходе, евреев почти не видно. Исчезла, ранее формирующая город, особая одесская изюминка. Одесса превратилась в обычный город. Печально… Что же делать? Можно ли вернуть Одессу? Думаю, можно. Каким образом? Верните в Одессу ту треть еврейского населения, которая присутствовала в ней все долгие годы её истории. Как написал в замечательном стихотворении «Верните в Россию евреев», которое привожу полностью, замечательный поэт Исай Шпицер:

К властям:

«Проявите усилье,
Немедля, как можно скорее,
Верните евреев в Россию,
Верните России евреев!

Зовите, покуда не поздно,
На русском ли, иль на иврите.
Верните нам «жидо-масонов»
И всех «сионистов» верните.

Пусть даже они на Гаити
И сделались черными кожей.
«Космополитов» верните,
«Врачей-отравителей» тоже…

Верните ученых, поэтов,
Артистов, кудесников смеха.
И всем объясните при этом —
Отныне они не помеха.

Напротив, нам больше и не с кем
Россию тащить из болота.
Что им, с головой их еврейской,
На всех у нас хватит работы.

Когда же Россия воспрянет
С их помощью, станет всесильной,
Тогда сможем мы, как и ране,
Спасать от евреев Россию.


Лев Мадорский



Также смотрите: 


Похожие новости:


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.