,

Новости от наших партёнров
Наш опрос
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое


Показать все опросы
Все новости
» » Россия продолжает оплачивать «многовекторную» проституцию Лукашенко



Россия продолжает оплачивать «многовекторную» проституцию Лукашенко

  • 2 декабря 2020 |
  • 19:12 |
  • Комментарии: 0

Россия продолжает оплачивать «многовекторную» проституцию Лукашенко

После 9 августа ни внутренняя, ни внешняя политика руководства Белоруссии не претерпела принципиальных изменений. Ухудшились условия, изменилась риторика, но не принципы.


«Многовекторная» внешняя политика как была, так и остаётся священной коровой для Александра Лукашенко и главы его дипломатии Владимира Макея. Даже в условиях непризнания Западом и большинством стран мира итогов президентской кампании 2020 года, наложения санкций — в том числе персонально на упомянутых персон — и при этом всесторонней помощи Москвы, не ведётся даже речи о переоценке ценностей, приоритетов и стратегий.


О «многовекторности» с начала года Лукашенко заявлял неоднократно — с высоких трибун и на закрытых совещаниях. Например, в июле сего года: «Многовековая история Белоруссии предопределила нашу духовную близость с братскими народами, нашу внешнеэкономическую, внешнеполитическую многовекторность. Мы являемся не только историческим, но и современным центром Европы. За четверть века мы сформировались в культурно и духовно единый независимый белорусский народ».


«Мы за многовекторность, последовательную и предсказуемую внешнюю политику!» — рассказывал Лукашенко 4 августа в послании к народу и «палаточникам». Он возводил напраслину на Россию и заверял, что «отношения стратегического партнерства мы будем строить и с Западом, и с Китаем, и с Америкой, с нашими соседями, а также странами «дальней дуги».


Через пять дней стало очевидно, что стратегического партнёрства с Америкой у Лукашенко и Макея не получилось — ни с Южной Америкой, ни с Северной. Ни с США в отдельности, ни с громко одно время звучавшей Венесуэлой в частности.


В сентябре Лукашенко уже оправдывался за «многовекторность» и заверял: «Это чисто медийная выдумка, что Лукашенко повернулся на Запад. Да, я проводил многовекторную политику, насколько это было возможно. Думаете, я не понимаю, что сто лет не нужен этой Европе и тем более Америке. Но мне надо было спасти страну, надо было выживать, в то время как меня не понимали там». Президентская пресс-служба, подвергнув речь хозяина цензуре, уточняла, что «там» — это в России.


«А многовекторность — географический центр Европы у нас в Полоцке. И какую нам политику проводить?» — расспрашивал он согласных с любой гнусностью представителей «президентского пула» пропагандистов.


В октябре Лукашенко снова заявлял о «многовекторности». Казалось, о чём бы речь ни заходила, хвале этого принципа лимитрофного виляния задом всегда будет место.


«Вы видите даже сейчас. Кому-то не нравится наша многовекторная политика. Даже сейчас меня там подкритиковывают, — пожаловался он 30 октября руководству белорусского МВД. — Да, у нас была и будет многовекторная внешняя политика. Потому что невозможно то ли журавлю, то ли воробью (как хотите называйте) лететь на одном крыле. Мы — географический центр Европы. Куда нам деваться? Россия прекрасно должна нас понимать. Потому что у них орел аж двуглавый, а нам тогда надо четырехглавого породить».


В октябре Минск и десятки населённых пунктов Белоруссии уже были охвачены многотысячными манифестациями требовавших честных президентских выборов — то есть желавших отстранения Лукашенко и его хунты от власти. В связи с этим бессменный правитель вновь совершил идеологический кульбит от «мы не русские, мы белорусские» к такому конъюнктурному месседжу: «Россия — это наше, русские люди — это наше. Мы абсолютно от них ничем не отличаемся. Да, это две страны. Это две квартиры (одна большущая, вторая поменьше), где живут самостоятельно две семьи, но произраставшие из одного корня. Вот вся политика. Мы будем делать все, что выгодно для нашего народа, не создавая никому никаких проблем. Вот и вся многовекторность».


При этом в его речи спичрайтеры обозначили замечательный фрагмент: «Если в нас будут видеть настоящего брата, младшего брата, и будут к нам относиться, как к младшему брату, защищая, поддерживая (так, как поступил Путин в это сложное время), мы никогда не то что не бросим камень в сторону Востока и России… Нашей России. Я не знаю, как вы ее воспринимаете… Это моя Россия. Мы никогда так не поступим».


В ходе состоявшегося 17 ноября совещания по актуальным вопросам внешней политики Лукашенко вновь озвучил русофобские выпады. При этом он снова продемонстрировал не только нетерпимость к альтернативным точкам зрения, но и непонимание геоэкономической ситуации. Выяснилось, что высшее должностное лицо другой части Союзного государства не владеет даже элементарными цифрами и с упорством, достойным лучшего применения, навязывает откровенные фейки.


«Я удивляюсь и не совсем понимаю, почему против нашей многовекторности подскочили некие силы в Российской Федерации. Нам бы хотелось, чтобы они сказали, какие в связи с этим они имеют к нам претензии. Мы ведь четко заявили о том, что наш ближайший союзник, родные нам страна и народ — это Россия и россияне», — цитировала Лукашенко президентская пресс-служба.


Её глава Наталья «Массандра» Эйсмонт уточнила: речь идёт о неких «отдельных СМИ, в частности российских». Получился какой-то невероятно постыдный поклёп на высшем уровне. Неназванным, но обвинённым российским журналистам, вероятно, следует благодарить, что на этот раз обошлось без трамвайного хамства — как в 2018—2019 годах, когда Лукашенко соревновался в этих сомнительных достижениях с местечковыми русофобствующими маргиналами.


Было бы странно, если бы на совещании по внешней политике Лукашенко не озвучил очередные требования к России по выплате интеграционной дани. В этом и сущность «многовекторности» режима, установившегося в отторгнутой провинции исторической России.


«Мы никогда не отворачивались от России. Никогда. Даже в те времена, когда о нас вытирали ноги. Вы помните цену на газ на этот год, когда $95 платила Германия за тысячу кубов, а мы — $127. Когда мы покупали у них нефть и нас заставляли платить за это премию. Когда нас наклоняли во всех средствах массовой информации, мы вели себя достойно», — поведал Лукашенко.


Как будто не было предательства в ситуации украинского кризиса 2014 года, и многих других эпизодов до и после, которые, по мнению не только Александра Лукашенко, но и недавно побывавшего в Минске главы МИД России Сергея Лаврова, следует трактовать как-то иначе. Выполнение пресловутой «программы согласованных действий в области внешней политики государств — участников договора о создании Союзного государства» — это разговоры в пользу бедных.


«Что мы не так сделали? Если кто-то понимает наш путь на многовекторность как то, что мы, цитирую, «отворачиваемся от России», — это не так, — настаивал Лукашенко. — Сегодня половина экспорта нашей продукции продается на внешних рынках вдали от нас и от России. Этот экономический вектор нам надо обеспечивать политически, дипломатически. Вот и вся многовекторность. Это аксиома. Любое государство проводит такую политику. И не надо тут на нас показывать пальцем. Если кто-то видит, что мы не должны проводить эту многовекторную политику, а придерживаться только одного вектора, ну тогда надо предложить нормальные условия, чтобы мы не смотрели в разные стороны. Но и этого не хотят».


Вот в этом и цимес — предложить геополитической проститутке хорошую цену. Однако нельзя ведь так прямо опубликовать прайс, как в известном квартале Амстердама. Поэтому сочиняются нелепости в таком духе: «Мы вынуждены проводить многовекторную политику в силу того, что находимся в центре Европы, мы — независимое суверенное государство, и нас к этому подталкивает экономика, благосостояние наших людей».


Большая часть белорусского экспорта продаётся вовсе не вдали от Белоруссии и России, как утверждает Лукашенко, а в соседние государства. Почти половина белорусского экспорта приходится на Россию, причём почти все продукты питания (почти 90% экспорта), львиная доля тракторов, автомобилей (в том числе собранных китайских) и многое другое из промышленной продукции, которая мало кому интересна в дальнем зарубежье. Евросоюз покупает белорусские нефтепродукты, калийные удобрения и некоторые другие группы товаров с невысокой добавочной стоимостью, отдавая предпочтение сырью и полуфабрикатам.


«Многовекторность» как геополитическая проституция лимитрофа напрочь лишена приличного экономического обоснования. Криминальные схемы — такие, как контрабанда, торговля оружием, человеческими органами, а также другими специфическими товарами и услугами, не делают из сепаратистского воровского гнезда полноценное государство.


Куда более серьёзно выглядят аргументы не из базиса, а идеологической надстройки незалежницкой конструкции. Матрица такой надстройки во всех постсоветских национализмах одна — русофобия с разной степенью агрессивности.


В белорусском варианте она наглядно явлена в инициированной Лукашенко и до сих пор проводимой политике «белорусизации» — аналогичной новым волнам «украинизации», «казахизации» и им подобным. Их появление вполне естественно и закономерно, как и аналогичных политически детерминированных фобий многих других национализмов, и не только европейских, выстраивающих новые идентичности на противопоставлении бывшему центру.


Россия до сих пор сосредотачивается и напрочь отказывается использовать британский опыт (наверное, самый лучший) противодействия таким негативным процессам. Поэтому на протяжении более четверти века Москва получает мелкие уколы, оплеухи и полноценные войны от украинских, белорусских и прочих «братушек».


Один из ключевых вопросов актуальной повестки — зачем в нынешней ситуации спасали Лукашенко и что делать дальше. Очевидно, вразумительного ответа нет ни на один вопрос. Есть осторожные благие намерения «бить по хвостам» и продолжать спонсорскую поддержку, что демонстрируют глава «Россотрудничества» Евгений Примаков и другие российские чиновники.


В сложившейся ситуации важно, что для продолжения предоставления финансовой, военно-политической и иной помощи режиму Лукашенко нет заслуживающих внимания обоснований. Союзное государство с сочинских переговоров 2019 года не продвинулось вперёд ни на шаг. Рычагов давления на режим «агрофюрера» не было и нет — реально таковые есть только у англосаксонских друзей и партнёров. Демагогия на тему «конституционной реформы» превращена в фарс строгого режима. Преступная русофобская «белорусизация» оборотов не сбавляет — прямо сейчас, как и в прошлом году, детей в школах и широкую публику воспитывают на примерах польских террористов.


Едва возобновив поездки на автомобиле, а не на вертолёте из-за блокировки дорог манифестантами, Лукашенко рассказывает белорусским обывателям сказки про саблезубых российских «олигархов» («шарлатанов из-за границы»), вынашивающих коварные планы превращения белорусских заводов в цеха по производству запчастей. Из выступления на гомельском госпредприятии 20 ноября: «Вы будете производить здесь — две тысячи оставят — болты, гайки, еще чего-то клепать или какую-то гадкую продукцию, которую нельзя там производить… Я не согласился с приватизацией даже с Россией. Почему? Потому что мы стали бы придатком «Ростсельмаша». А я этого не хотел. Они и сейчас это предлагают. А я знаю, какая будет отведена роль нашему предприятию… Точно так с МАЗом, точно так с МЗКТ. Они хотят. Точно так с космическим производством, что мы производим. Я не хочу, чтобы вы стали придатком кого-то. Вот и вся политика».


После этого, 26 ноября, во время публичной части переговоров с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым риторика менялась на экспортный вариант. «Что касается белорусско-российских отношений, то нам надо, может быть, не о какой-то перезагрузке говорить, но об усилении, интенсификации наших отношений», — сообщил Лукашенко. Он также заявил о желании «иметь очень близкие, братские отношения с Российской Федерацией», продвигаться в строительстве Союзного государства и даже совместно с РФ противостоять глобальному господству США.


Накануне визита Лаврова, 25 ноября, посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев выступил с комментарием на тему двусторонних отношений и прокомментировал ряд проблем, которые обычно возникают у врагов, а не союзников. Например, он высказался на тему работы российских журналистов в другой части Союзного государства, сообщив: «Что касается сложности по получению аккредитаций журналистами ряда изданий, в том числе российских, полагаю, что в МИД Белоруссии, который юридически отвечает за проведение такой процедуры, самым внимательным образом вновь отнесутся к тем запросам, которые были ранее направлены».


По уму никаких аккредитаций в Союзном государстве быть не должно — ни для российских журналистов в Белоруссии, ни для белорусских в России. Нынешнее положение дел, когда сотрудникам российским СМИ какой-то клерк из ведомства Макея присылает безосновательное «отказное», выглядит столь же нелепо, как если бы это происходило между чиновничеством какого-нибудь швейцарского кантона и журналистом Le Matin, как если бы подобное получил из департамента штата Миннесота корреспондент The Washington Post.


Мезенцев и Лавров травоядно увещевают Лукашенко и Макея, припудривая совершенно дикие инциденты с российскими журналистами в Белоруссии. Именно из-за их беззубости происходят такие чудовищные инциденты, как уголовное «дело вагнеровцев», а до этого — «дело регнумовцев», как задержание и допрос в интересах спецслужб США российской гражданки Анны Богачевой и выдворение журналиста Первого канала Алексея Кручинина.


Уважающие себя правительства в подобных ситуациях действуют быстро, решительно и жёстко, а не так, как слишком многие российские чиновники вроде посла Александра Сурикова, Григория Карасина, Михаила Швыдкого и ряда других. При первых поползновениях «батькиных экспертов» в сторону поучений «теребить своё имперское эго в самоизоляции» из Москвы немедленно должны быть высланы все лукашенковские пропагандисты, после чего должны пройти обыски в белорусских торговых домах с арестом подозреваемых. Как показывает практика, торговля белорусским сахаром может быть криминальной, и это должно стать поводом для соответствующих решений.


Захват политических заложников и торговля людьми одинаково неприятны и Москве, и Брюсселю. Консенсус по белорусскому вопросу, как выясняется, не столь уж безнадёжное дело. Особенно с учётом украинской катастрофы и ряда других поводов для излишнего беспокойства в нынешнее непростое время.


Ещё один замечательный пример из того же выступления Мезенцева — история с рейдерским захватом белорусскими силовиками белоруской газпромовской «дочки» Газпрома — ОАО «Белгазпромбанк». Этот третий по величине и системообразующий банк Белоруссии стал жертвой стремления Лукашенко показательно расправиться со своим основным конкурентом во время президентской кампании 2020 года Виктором Бабарико, экс-председателем правления этого банка. Уголовное дело носит откровенно заказной, политический характер. Мезенцев 25 ноября на этот счёт высказался так: «Вопрос диалога с акционерами, в который государство не должно вмешиваться, должен быть разрешен вне «политической повестки».


После публикации мидовского материала от имени Мезенцева белорусские издания пестрели такими заголовками: «Посол Мезенцев: Россия не отвернется от режима Лукашенко». Дипломат прямо такого не заявлял, однако суть явления обозначена верно.


Москве в Белоруссии не на кого рассчитывать, кроме как на Лукашенко. Четверть века порочной практики не прошли даром. Ситуация такого выбора создана целенаправленно зарубежными друзьями и партнёрами Лукашенко, при его непосредственном участии и бездарной безучастности российских должностных лиц.


Лавров уехал — приехал бывший подчинённый Лукашенко в ранге главы ЕЭК Михаил Мясникович. В ходе состоявшейся 30 ноября встречи Лукашенко сказал: «Мы договаривались, что наконец-то будут решены проблемы единых рынков, прежде всего рынка природного газа. И в нем единственный вопрос, который не согласован, — это вопрос справедливой цены на тарифы по транспортировке газа».


То есть цена транспортировки российского газа через выкупленный Газпромом (с огромными переплатами) «Белтрансгаз» — ныне «Газпром трансгаз Беларусь», Лукашенко кажется несправедливой. На секундочку: эта газпромовская «дочка» пока что находится в топе крупнейших налогоплательщиков Белоруссии, закапывает миллиарды в белорусскую недвижимость и платит огромные зарплаты-премии бешеному количеству трудоустроенных по белорусскому блату.


Раньше в подобных случаях цитировали анекдот с известной фразой: «Просто деньги очень нужны». Москва выступает в таких ситуациях постоянным покупателем, расплачиваясь не только деньгами российских налогоплательщиков, но и национальными интересами, создавая себе плохое будущее.





Источник



Также смотрите: 


Похожие новости:


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.