,
Новости от наших партёнров
MD-530 вертолетов Афганистан что афганских, Айн января Вади Барада насосной, ВСУ на украинские позиции что, ГЭС, ИГ по авиабазы раз районе, Мхарде марта под на провинции, На, США что по ядерного ядерный, Сирия, Су-24 апреля от действия корабль, армия, газ, году, городов победы не португальских улицы, марс, на «Это по Луганщине» что, на США что он Сирии, на за замечен неделю позывными, на по Ecopetrol Колумбии нефти, на по как из экипировки, на по что из они, на что млрд F-15 обороны, на что по акции «налога, на что по как Украины, не Московского от что будут, не законопроект если артистам российским, не что по это Украины, нефтегаз, нефть, номер Ту-214Р на 42305014, по, погибших почтили Киеве независимость кадеты, президенты Трамп утвержден Дональд на, природа, проекта подводных «Борей-А», тэк, что Шойгу не военные «цветных, что на Алеппо по же, что на ОБСЕ ЛНР миссии, это что для ООН суда

Показать все теги
Наш опрос
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое


Показать все опросы
Все новости
» »


О неудачном визите Эрдогана в США и о турецком евразийстве

  • 24 мая 2017 |
  • 08:05 |
  • Эвелина |
  • Комментарии: 0

О неудачном визите Эрдогана в США и о турецком евразийстве
Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в США, состоявшийся 17 мая, выявил серьёзные расхождения между американскими и турецкими политическими целями. Несмотря на союзнические отношения двух стран в рамках НАТО, новая американская администрация не торопится принимать во внимание интересы Турции, в частности в Сирии, что уже само по себе ставит для Анкары вопрос о корректировке внешнеполитической стратегии.
Во-первых, для турецкого президента во время его визита в Вашингтон было важно убедить Дональда Трампа не оказывать военную помощь вооружённым формированиям сирийских курдов в составе Сирийских демократических сил (СДС). Отряды СДС насчитывают 60 тысяч человек, и 50 тысяч из них – курды, выступающие на стороне партии «Демократический союз» (ПДС), аффилированной с Рабочей партией Курдистана (РПК), которая рассматривается в Турции как террористическая организация. И как раз именно в день приезда турецкого президента американцы объявили о поставках сирийским курдам тяжёлого вооружения.
Во-вторых, турецкий президент пытался добиться от американской администрации выдачи находящегося в США лидера организации «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена, стоящего, как считают в Анкаре, за попыткой переворота в Турции в июле прошлого года.
В-третьих, Эрдоган попробовал добиться от американцев освобождения бизнесмена и банкира Резы Зерраба. Этот мультмиллионер, имеющий двойное иранское и турецкое гражданство, занимался крупными финансовыми операциями с Ираном в обход санкций и был задержан американской полицией в 2015 году. В Анкаре опасаются, что многознающий Зерраб раскроет американским спецслужбам немало тайн турецкой элиты.
Ни один из этих вопросов во время пребывания Эрдогана в Вашингтоне не был решен положительно. И сама встреча президентов длилась всего 25 минут. То есть никаких переговоров вообще не было. С учётом времени, отведенного на перевод, лидеры двух стран успели обменяться лишь краткими выступлениями. Турецкий журналист Чингиз Чандар, в своё время сопровождавший в США Тургута Озала, Сулеймана Демиреля, Тансу Чиллер да и Эрдогана в его прошлых поездках, характеризует последнее посещение Эрдоганом Вашингтона как самый неудачный визит турецкого лидера в США.
Ставка Вашингтона на сирийских курдов просматривается всё более отчётливо. Причины такой «антитурецкой» предрасположенности изложил профессор Джошуа Ландис, один из наиболее знающих американских специалистов по Сирии, консультирующий Госдепартамент и ЦРУ. Ландис приводит доводы, по которым Вашингтон стремится сотрудничать именно с курдами, а не с Турцией при освобождении столицы «халифата» ИГ Ракки. Во-первых, по мнению Ландиса, арабские союзники Турции крайне ненадёжны, они состоят в основном из салафитов («Ахрар аш-Шам» и другие группировки) и по идеологии близки к радикальным исламистам. Во-вторых, сирийские вооружённые формирования, поддерживаемые турецкой армией, включают в основном уроженцев провинций Идлиб и Алеппо, то есть крестьян северо-западной Сирии, имеющих мало общего с бедуинами северо-востока страны, населяющими Ракку. В-третьих, Иран, Россия и Ирак, по мнению Ландиса, выступают против расширения турецкой сферы влияния в регионе. В этом перечне Джошуа Ландис не упомянул лишь о самой главной причине сотрудничества США с сирийскими курдами. Осенью 2015 года в курдском кантоне Роджава (северо-восток Сирии) был открыт аэропорт Румейлан, который используют американцы. В планах США открытие еще четырёх военных баз в Сирийском Курдистане, включая крупную базу ВВС, которая заменит базу Инджирлик в Турции.
В этих условиях в турецкой политической элите усиливаются настроения недовольства стратегическим партнёрством страны с Соединёнными Штатами. На фоне призывов вернуться к «османской идентичности» всё чаще заходит речь о различных вариантах евразийской идеологии как возможной основе внешней политики Турции.
В аргументации турецких евразийцев необходимость переосмысления стратегии турецкой внешней политики определяется целым рядом факторов. Во-первых, геополитический и геоэкономический центры тяжести современного мира продолжают смещаться с запада на восток. Во-вторых, западоцентристская система международных отношений не даёт прочных гарантий международной безопасности. В-третьих, альянс с Западом ущемляет суверенитет Турции и несёт угрозу «нового Севрского договора» (договор, заключенный в 1921 году и лишивший Турцию ряда её территорий). В-четвертых, НАТО, с которой Турция интегрирована в военно-политическом плане, и Европейский союз, с которым она долгое время пыталась интегрироваться экономически, переживают структурные кризисы. В-пятых, США под предлогом борьбы с терроризмом делают границы Турции с Сирией и Ираком всё более небезопасными.
Турецкий военный аналитик, полковник Метин Гуркан выделяет несколько конкурирующих направлений турецкого евразийства. Во-первых, это пророссийские евразийцы. Их в Турции представляет партия «Ватан» во главе с Догу Перинчеком. Сторонники Перинчека, среди которых есть несколько отставных турецких генералов, предлагают установить стратегическое партнёрство с Россией по образцу турецко-советского альянса, существовавшего при Кемале Ататюрке в 1920-30-е годы. Сторонники этого направления выступают за выход Турции из НАТО. Вторую группу евразийцев представляют пантюркисты, сторонники ультранационалистического дискурса. Они тоже за свёртывание сотрудничества с Соединёнными Штатами, но при этом полагают Россию врагом Турции и ратуют за втягивание в турецкую сферу влияния тюркских государств Центральной Азии. В третью группу евразийцев входят панисламисты, которые считают, что Турция должна в одинаковой мере дистанцироваться как от России, так и от США. В этой перспективе Турция видится центром суннитского мира. В-четвёртых, есть евразийцы-сторонники Эрдогана. Они видят Турцию чем-то вроде лидера «третьего мира», поддерживая предложение турецкого президента реформировать Совет Безопасности ООН по принципу «мир больше, чем пять» (пять постоянных членов Совбеза).
Безусловно, фактом политической жизни Турции было и остаётся существование мощного проамериканского лобби, но эта картина больше не является статичной. Для страны, находящейся на стыке Азии и Европы, процессы переосмысления места Турции в мире, начавшиеся в элите и в обществе в целом, всё больше ставят вопрос о выборе между атлантистским и евразийским характером внешнеполитической ориентации.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.



Похожие новости:


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.