,

Новости от наших партёнров
Наш опрос
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое


Показать все опросы
Все новости
» » Сводки от ополчения Новороссии 12.05.2015



Сводки от ополчения Новороссии 12.05.2015

  • 12 мая 2015 |
  • 04:05 |
  • Комментарии: 0

Показать / Скрыть текст"Независимые эксперты констатируют: ситуация с обменом пленных в Донецкой народной республике гораздо лучше, чем в соседней Луганской народной республике. Из Луганска на обмен привозят сотню украинских военнослужащих, а взамен если тридцать получат - уже хорошо. Глава Луганского союза ветеранов Афганистана Сергей Шонин подтверждает, что слышал про такие случаи, но в обменах с его участием все, как и должно быть, симметрично. Его организация с первых дней конфликта выступает гарантом при обмене пленных.
В приемной Шонина встречаю немолодого человека: к афганцам, говорит, ходит почти ежедневно, как на работу. Сам «с той стороны», где остались жена и теща, в украинском плену - сын. Парень не был ополченцем, просто однажды ушел на работу - и пропал. Родственники долго не могли его найти, отцу, проявлявшему чрезмерную активность в поисках сына, дали понять, что сам рискует пропасть следом за наследником. И только когда в ситуацию вмешались миссионеры Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), украинские боевики признали, что действительно задержали молодого человека - по подозрению в сепаратизме.
"На той стороне с меня сдоили 12 тысяч гривен за то, чтобы сына вообще внесли в списки военнопленных на обмен, - рассказал несчастный отец. - Я поначалу, когда сюда пришел, честно говоря, тоже хотел денег дать. Шонин тогда на меня посмотрел грозно и сказал: «Еще раз попытаешься деньги всучить - сюда больше не приходи»".
Делать деньги на обмене пленных - луганским ветеранам Афганистана, воинам-интернационалистам Советской Армии такое в страшном сне не приснится. Правда, в этой ситуации если кому и должно быть обидно за державу, так только гражданам Украины, чьи военнослужащие не дрожащей рукой берут мзду.

- Сергей Геннадьевич, сколько наших военных и мирных жителей сейчас находятся в украинском плену?
- У нас в списке 190 человек. Это те списки, которые мы составляли на основе обращений людей, у которых родственники задержаны на стороне Украины.
- Можно сказать, что ваша организация – основная среди тех, которые занимаются обменом пленных?
- Скорее, самая результативная. Занимаются этим разные структуры: и правительство, и Народная милиция. Мы - просто связующее звено. Выступаем гарантами соблюдения договоренностей при обмене пленных.
- Как у вас это получается? Есть связи на той стороне?
- Есть такое понятие: боевое братство. У нас все началось через афганцев - и Луганска, и Западной Украины. Мы уже не первый день этим занимаемся, с самого начала событий здесь. Нам уже доверяют. Самый главный фактор нашего влияния в переговорных процессах - это то, что мы держим свое слово. Нам доверяет и одна, и другая сторона. Занимаемся не только обменом пленных: у нас и «двухсотые» и раненые, и гуманитарная помощь.
- Насколько я понимаю, вы поддерживаете отношения с ветеранами Афганистана, которые воюют на той стороне?
- Я бы предпочел не высказывать своих личных взглядов по этому вопросу. Мы больше общаемся не с теми афганцами, которые воюют на той стороне, а теми, которые занимаются гуманитаркой. Мы взаимодействуем с Союзом ветеранов Ивано-Франковска, Союзом ветеранов Харькова, оказываем помощь семьям погибших в Афганистане. А насчет отношения к тем, кто воюет, - понимаете, мало таких ребят, которые непосредственно с оружием. Но иногда общаемся - по тем же пленным, по поиску пропавших без вести, по «двухсотым». В политику и выяснение отношений мы не вдаемся. Если мы будем при обмене пленными и передаче раненых выяснять, кто прав, а кто виноват, то это все быстро зайдет в тупик.
- Поговаривают, что нередко обмен бывает неравным: луганчане, мол, привозят человек сто, а им с той стороны выдают тридцать.
- Мы слышали про такое, но в этих процедурах не участвовали. Там, где гарантами выступаем мы - на нашем счету уже более 400 освобожденных человек, - договоренности практически всегда выполняются. Единственное, что бывают некоторые нюансы, задержки. На данный момент у нас, скажем так, по техническим вопросам, получилась задержка по обмену пленных.
- Из-за чего?
- Давайте поговорим об этом после обмена.
- Как бы вы охарактеризовали условия содержания пленных по обе стороны конфликта?
- Это война. Бывают издержки производства. Переборы бывают с разных сторон.
- А пытки - часто рассказывают о них вызволенные с вашей помощью пленные?
- Ну конечно. Безусловно. Но мы никогда не вдаемся в подробности. Наша задача - людей обменять. Потом они встречаются с корреспондентами, и там уже рассказывают, какие условия содержания, как с ними обращались. Тут лучше с ними общайтесь, ребята сами вам расскажут.
(«Если люди начнут рассказывать свою точку зрения, у них будут проблемы в обмене»,- резонно замечает сидящий рядом замглавы Луганского союза ветеранов Афганистана Виктор Муха).
- Как происходит обмен пленными сейчас?
- На данный момент обмен пленными застопорился. А так у нас уже накатанная дорога. Изначально мы делали обмен в Перевальске с казаками. Потом - на Станично-Луганском направлении. Последнее время - на Счастье. То бишь мы проезжаем крайний блокпост ополченцев, сопровождение остается там, мы с Виктором выезжаем на мост, встречаемся с представителем власти, чей там командир подразделения, встречаемся с представителями организации, которая с той стороны занимается обменом, производим обмен. Переговорили, пообщались - и разъезжаемся в разные стороны. Поднимаемся на крайний блокпост ополченцев. Там происходит встреча с родственниками, друзьями, командирами, и дальше люди уже делают свое дело.
- Сталкивались ли с попутками обмана при обмене?
- Грубо говоря, обмен военнопленными - это тот же торг. Поэтому каждый пытается добиться какой-то выгоды для своей стороны. До процесса обмена у нас идет очень долгий процесс переговоров, согласования. Они свои списки выдвигают, мы - свои. Приходим к общему знаменателю. Быстро делается обмен. Сама подготовка длится день, два, а бывает, и месяц.
У нас бывали случаи, когда атаман Козицын просто отдавал людей. Отдавал родителям. Не армии, не Порошенко, не правительству Украины, а родителям. Перед Новым годом он отдал троих парней-десантников. Было дано слово, что их приедут именно к мамам. Точно так же после Дебальцевского котла отдавали раненых. Вот двоих ребят отдали, очень тяжелых. Практически обмена ранеными нет. Точно так же некоторые считают, что происходит обмен «двухсотыми». Обмен «двухсотыми» не происходит. Нашли этих «двухсотых», в ВСУ отдали - и все. Точно так же, если нашли ополченца на территории Украины, мы созваниваемся и забираем его."


Видео



Видео



Видео



Видео





Видео



Видео



Видео



Видео



Видео




news-front.info



Также смотрите: 


Похожие новости:


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.