,

Новости от наших партёнров
Наш опрос
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое


Показать все опросы
Все новости
» » Совет да нелюбовь



Совет да нелюбовь

  • 12 ноября 2019 |
  • 18:11 |
  • Комментарии: 0

Совет да нелюбовь
Верховная Рада одобрила назначение аналитика Виталия Шапрана родом из Кривого Рога в Совет НБУ. Его основная миссия – обеспечить перевес голосов, который позволит выйти из клинча враждующим сторонам: председателю Совета НБУ академику НАНУ Богдану Данилишину и председателю НБУ Якову Смолию. Данилишин хочет больше полномочий Совету, Смолий – увольнения Данилишина с его должности. До назначения Шапрана голоса в Совете разделились ровно пополам...
Конфликт между Смолием и Данилишиным зрел давно, но не выходил за стены Нацбанка. Журналисты, пишущие на финансовую тему, время от времени улавливали отголоски дискуссий. То Данилишин жаловался, что правление Нацбанка не дает ему всех необходимых документов. То Нацбанк вдруг проговорился, что ему срочно нужен легитимный председатель Совета, который, согласно закону «О Национальном банке», утверждает смету административных расходов на 2020 год. А на вопрос: “Так есть же Данилишин, в чем проблема?” следовал ответ из серии “и время его истекло”.
Тайное стало явным, когда Богдан Данилишин опубликовал 2 ноября в “Зеркале недели” свою программную статью, воспринятую многими как вызов Якову Смолию. В комментарии на Facebook Данилишин написал (стилистика автора сохранена): “Знаю, що моя стаття викличе багато критики на мою адресу. Я ніколи не тримався за посади і не хизувався своїми дипломами, які до речі, в мене є. Знаю, що є багато тих, хто такої ж думки як і я, або займають ще більш жорстку позицію. Істина десь посередині. За 3 роки мене критикували як за те, що є надто лояльним до Правління НБУ так і за те, що «Рада хоче надто багато повноважень». Я стараюсь дивитись на питання інституції з позицій Держави, як делегований Державою представник, а не як лоббіст інституції на потреби Держави”.
Специалисты говорят, что претензии Данилишина шире, чем кажется на первый взгляд. Он тянет на себя одеяло аудиторских проверок, доказывая, что пока не урегулирован вопрос внешнего контроля за делами НБУ, включая управление собственным капиталом, состояние резервов, и проч., внутренний аудит НБУ надо пристроить к секретариату Совета
Итак, в чем суть “ультиматума” Данилишина? Он предлагает расширение полномочий Совета, придание ему статуса руководящего органа НБУ, наделенного правом вето на ключевые решения правления, для чего надо внести изменения в закон "О Национальном банке Украины". Расширение полномочий академик трактует как возврат Совету НБУ определения "руководящий орган", действовавшего в редакции закона (ст. 8) с 13 июля 2000-го по 9 июля 2010 года и отмененного по воле “режима Януковича”.
Позднее, на заседании Совета, Богдан Данилишин более конкретно сформулировал, какие законодательные инициативы он предлагает: право вето на решения правления по установлению учетной ставки, введение процедуры совместного утверждения инфляционных целей с правительством, а также предоставление возможности Совету НБУ устанавливать КРІ (ключевые показатели эффективности) для правления НБУ.
Скажем так, пожелания без избыточной скромности, из серии “Командовать парадом буду я!”. На сегодня полномочия Совета заключаются в утверждении Основ денежно-кредитной политики, контроле за аудитом Нацбанка, утверждении программ сотрудничества Национального банка с международными финансовыми организациями и решений правления об участии НБУ в международных финансовых организациях. Но это формально и не выполняется. Потому что, скажем, перед подписанием меморандума с МВФ председатель НБУ не передавал документ в Совет НБУ для получения оценки – позитивной или негативной. Совет никто попросту не спрашивал.
Специалисты говорят, что претензии Данилишина шире, чем кажется на первый взгляд. Он тянет на себя одеяло аудиторских проверок, доказывая, что пока не урегулирован вопрос внешнего контроля за делами НБУ, включая управление собственным капиталом, состояние резервов, и проч., внутренний аудит НБУ надо пристроить к секретариату Совета.
Он хочет участвовать в назначениях и увольнениях первого заместителя и заместителей председателя Нацбанка (по представлению главы Национального банка или по инициативе двух третей состава Совета НБУ). И даже получить право вето на решения правления НБУ, которые могут оказывать негативное влияние на дальнейшее социально-экономическое развитие.
В ответ Смолий выпустил одного из представителей своей “четверки” в Совете – Виктора Козюка, который заявил, что инициатива Данилишина по расширению полномочий Совета НБУ противоречит Конституции Украины и принципам операционной независимости НБУ. И не является коллегиальным решением.
А сам глава НБУ ограничился более сдержанным негативным комментарием: «Сегодня Нацбанк осуществляет свою деятельность в соответствии с законом, дополнения в который были внесены в 2015 году. Любые изменения и посягательства вмешаться, внесение изменений могут привести к ослаблению институциональной независимости Нацбанка, а также могут повлиять на вмешательство в его операционную деятельность. Поэтому инициативы Данилишина не являются лучшими мировыми практиками», – сказал Яков Смолий.
После медийной артподготовки состоялась попытка организовать переворот в Совете НБУ, который 7 ноября собрали на внеочередное заседание. Но восемь голосов вновь распределились поровну уже на вопросе, кто будет модератором. В итоге Данилишин продолжает считать себя председателем Совета. Правление НБУ так не считает
После медийной артподготовки состоялась попытка организовать переворот в Совете НБУ, который 7 ноября собрали на внеочередное заседание. Но восемь голосов вновь распределились поровну уже на вопросе, кто будет модератором. В итоге Данилишин продолжает считать себя председателем Совета. Правление НБУ так не считает.
По его мнению, трехлетние полномочия главы Совета истекли 26 октября. Когда на заседании 22 октября был поставлен на голосование вопрос об их продлении, голоса, как обычно, разделились поровну. И вопрос не был решен. А передать бразды правления заместителю Данилишина нельзя, так как он (заместитель) перешел на работу в Минэкономики и АПК: это министр Тимофей Милованов.
Единственный выход – оперативно найти замену Милованову. Вакантной оказалась квота парламента (квота президента заполнена полностью). Выбирать члена Совета должен парламентский комитет по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики. Его заседание состоялось за день до неудачного переворота в Совете – 6 ноября. Но никакие решения приняты не были. Рейтинговое голосование по двум с лишним десяткам кандидатур отложили, как думали, на неделю. Но вышло, что на три. Поскольку в тот же период в комитете началось увлекательное шоу с проверкой его членов на полиграфе. Было не до выбора, кому подкинуть помощь и перевес голосов: Смолию или Данилишину.
Говорят, что депутаты так и не решили, кто им больше нравится. И прислушались к пожеланию президента: по слухам, именно Владимир Зеленский рекомендовал к голосованию своего земляка Виталия Шапрана. За него и проголосовали.
Чем руководствовались, принимая такое решение – поддержкой Смолия или криворожским происхождением Шапрана? Не знаю. Но факт, что как работник НБУ, эксперт Совета Виталий Шапран, по всей видимости, поддержит голосование за отставку Данилишина. И, возможно, даже сам возглавит Совет. На этом бунт на корабле Национального банка можно будет считать подавленным.
Галина Акимова
Источник: Версии




Источник



Также смотрите: 


Похожие новости:


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.